В Никополе сегодня, 26 января, провели в последний путь Валерия Бондарева (Масагора), который, как сообщал Nikopolnews ранее, на 60-м году жизни умер вчера. Прощание состоялось в храме святого праведного Петра Калнышевского.

Для зручності завантажте на телефон мобільний додаток сайту. завантажити

На похоронах присутствовал корреспондент Nikopolnews. Он рассказал, что прощание было назначено на 12.30, но, начиная с 11 утра, люди шли и шли... Сотни людей. Несли цветы, стояли молча у гроба.

Отпевание совершили благочинный Никополя и района ПЦУ иеромонах Меркурий (Скороход) и настоятель Свято-Троицкого храма иеромонах Алексей (Петренко).

Крошечный храм не вмещал всех желающих проститься. Люди приходили и уходили. Некоторые оставались на улице.
Наверное, Валерий Бондарев был счастлив повидаться с ними.

Незадолго до смерти он писал:

Я вышел вопреки всему из тени,
Сорвав перед глазами пелену.
Я падаю пред вами на колени, 
На самую большую глубину.

Лишенный лицемерия и страсти,
Я душу перед вами расстегну.
И сердце, разделённое на части,
Я каждому с волненьем протяну.

И пусть оно не больше детской длани,
Пусть в нём искусственно привинченный затвор,
Я им делюсь, друзья, отныне с вами.
Навеки ваш - Валерий Масагор.

Родившийся однажды днём осенним,
Я вновь вскричал под скальпелем огня.
Я падаю пред вами на колени
За то, что воскресили ВЫ меня.

Это стихотворение он посвятил свои друзьям, которые поддержали его в тяжелый момент, когда «разделенное на части сердце» дало серьезный сбой. К сожалению, не удалось… Не спасли. Слишком сильно устало ранимое сердце поэта.

Валерий Бондарев очень любил своих друзей, а они его.

А еще он любил свой город. Скучал по нему в разъездах. Посвящал стихи:

Вокзал

Я в жизни этой многое увидел,
И многие увидели меня.
В короне я бывал и в голом виде,
И даль влекла, разнообразием маня.
Стучат "пиэрквадратами" колёса,
И кто-то ждёт меня на узловой.
Динамик прохрипит громкоголосый
О том, что подъезжаю я домой.

Я жизнь свою на картах не гадаю -
Сподручнее мне как-то наугад.
Всё, что хотел, о чём мечтал и что желаю,
Всегда судьбой давалось в аккурат.
Стучат "пиэрквадратами" колёса,
И кто-то ждёт меня на узловой.
Даже вокзал сменил цвета на проседь,
Он, как и я, грустил всегда за мной.

Я брал билеты в разных направлениях,
Везде оставил свой бродяжий след.
Но возвращался в точку отправления,
Один из миллионов непосед.
Стучат "пиэрквадратами" колёса,
И кто-то ждёт меня на узловой.
И пиво пить вкусней не довелось мне,
Чем в привокзальной старенькой пивной.

Я часто прихожу к вокзалу в гости,
Чтобы втянуть ноздрями запах шпал.
А нынче я проснулся от того что,
Почудилось, что он меня позвал.
Стучат "пиэрквадратами" колёса...
И в привокзальной старенькой пивной...
Динамик прохрипит громкоголосый...
Никто уже не ждёт меня домой!

Кораблик

Не хочу я лучше в дважды,
Мне бы, как тогда... 
Где с корабликом бумажным
Талая вода
Вдоль обочин, как вдоль жизни,
Временем течёт.
Где ни зла, ни укоризны,
Где вперёд влечёт
То, о чём и сам не знаешь;
Где кораблик свой
Ты, догнав, ногой толкаешь...
Я хочу домой!

Рідна моя вулиця

Аж до серця тулиться 
Рідна моя вулиця. 
Сумно в душу дивиться 
З вікон-оченят. 
А я йду стежиною, 
І немов периною, 
Та стежина стелиться, 
Горнеться до п'ят. 

А я йду і нібито, 
Келих браги випито. 
Тих дерев, що лазив я, 
Стеляться чуби. 
Чи було, чи мариться, 
Минуле з дійсним свариться 
Зрадницьким тремтінням 
Нижньої губи. 

Деінде заборами, 
Як зубами хворими, 
Мов зухвалим реготом 
Схилених воріт; 
Мамою сутулиться 
І сльозами тулиться 
З невгамовним трепетом 
До грудей моїх. 

И вот еще — настоящий гимн малой родине.

Родному переулку

Много есть на земле городов возле моря, 
Но у каждого свой, как родимым пятном.
Я бродил по земле, часто с жизнью повздорив,
Лишь домой возвратясь, был "оправдан судом".
Я душой припаду к переулку родному,
Заслезятся глаза - пусть смешным покажусь.
Но в любви я своей, не доверюсь иному,
Он единственным стал, в жизни избранный спуск.

Пусть дождём я прольюсь, раз в сто лет средь пустыни.
Пусть высокой волной я вольюсь в океан.
Только нету ценней и дороже святыни,
Переулок родной - подорожник от ран.
В тень каштанов уйду, возвратившийся снова,
И пусть ветры опять меня вдаль унесут.
Но в любви я своей, не доверюсь иному,
Он единственным стал, в жизни избранный спуск.

Много видел красот, да и много я видел.
Много в жизни узнал - пригодится ли впредь?
Только знаю теперь, что тебя я обидел,
Не прощённым всегда тяжелей умереть.
По аллеям пойду, твой любви Казанова,
И счастливой слезой через боль улыбнусь.
И в любви я своей не доверюсь иному,
Он единственным стал, в жизни избранный спуск.

Дочь поэта Лера вспоминает:

Я помню, как он шутил и говорил. Ох, як скажуть колись: «Великий поет - Валерiй Масагор, мэсна звэзда». И смеялся... Ну, что, папуля...Ты сейчас знаменитость... Весь ФБ гудит... Только повод ты выбрал не лучший... Мой любимый поэт... Валерий Масагор... Я верю и знаю, мир увидит твою книгу еще.

Творческое наследие Валерия достойно стать книгой. Пусть так и будет! Пусть стихи живут. А у Никополя теперь есть еще один ангел.

×

Поширюючи у соцмережах,
ви допомогаєте нам!

Догори