Майора ВСУ осудили на 5 лет за убийство подчиненного, который засветил позиции в Instagram

Суд в Донецкой области приговорил к пяти годам лишения свободы майора Вооруженных сил Виталия Винника, который застрелил своего подчиненного Олега Томашука через сообщение в Instagram.

Об этом сообщает Судебный репортер со ссылкой на приговор от 27 августа, передает NNS.

Весной 2017 года солдаты поехали на стрельбы на боевой машине. При выезде из завода в городе Авдеевка, на территории которого дислоцировалась воинская часть, военнослужащий Олег Томашук начал снимать видео на телефон. На видео попали позиции военных. Вечером Томашук выложил фото и видео в сети Instagram. Затем ему звонили и писали, благодарили, что он «сдал свои позиции».

20 марта 2017 в 17 часов 35 минут в YouTube появилось видео «Украинский боец-инстаблогер раскрыли положение секретных позиций ВСУ». В видео был комментарий о том, что украинский военнослужащий рассекретил позиции Вооруженных сил Украины в своем Instagram, кроме того, свои видео и фото он сопровождает геотегами в городе Авдеевка Донецкой области.

Около 21 часа начальнику отделения связи Виннику позвонил помощник начальника штаба и нецензурно обругал за то, что их бойцы выложили в интернет информацию о размещении командного пункта и это уже обсуждается противниками.

На момент загибелі Олегу Томашука було 22 роки. Наразі його Instagram-аккаунт недоступний для сторонніх користувачів

Инструкцией определен порядок использования военнослужащими мобильных телефонов. Эти телефоны должны сдаваться непосредственным командирам и храниться в ящике, чтобы не допустить утечки информации. Однако военнослужащие часто имели несколько мобильных телефонов, один из которых они сдавали на хранение руководителю, а другим продолжали пользоваться.

Разъяренный майор приказал построить бойцов под его кабинетом и начал расспрашивать, кто из них выложил видео, когда они ездили на стрельбы, а после приказал выйти из звена тех, которые ехали на «УАЗике».

Винник пригласил четырех солдат к себе в кабинет и включил им на телефоне видео, которое уже было распространено на российском ресурсе и активно комментировалось. Он спросил Томашука, понимает ли он, что натворил и тот подтвердил, что признает, что это приравнивается к государственной измене.

После этого майор взял пистолет, перезарядил перед лицом солдата и выстрелил ему в голову. Рана оказалась смертельной. По воспоминаниям свидетелей, перед смертью Томашук только успел сказать: «Не надо, пожалуйста» и попытался увернуться от пули, но все произошло очень быстро.

В суде Винник признал, что солдат погиб из-за него, но не соглашался с квалификацией, убеждая, что не хотел убивать и это произошло непреднамеренно.

Он описал, что во время общения с пострадавшим у него начали подкашиваться ноги и чувствовался какой-то страх. Перед глазами предстала ужасная картина артиллерийского удара с лета 2014 под Амвросиевкой – грохот, уничтожены позиции, большое количество погибших, люди, которые куда-то бегут, много крови. Вспомнил, как еще за 15 минут до артиллерийского удара он общался с военнослужащими, а затем многие из них были разорваны на куски. Сам он тогда также получил контузию, хотя за медицинской помощью не обращался, поскольку было много убитых и тяжелораненых. Как потом выяснилось, такая ситуация в 2014 году случилась, в том числе и потому, что бойцы фотографировались на позициях, на технике и выкладывали фотографии в интернет, что позволило врагу вычислить координаты для нанесения артиллерийского удара. Нынешняя ситуация напомнила прошлые события и заставила предусмотреть возможные последствия.

Выстрел объяснил мгновенным психологическим фактором, это была рефлекторная мышечная память. Он не помнит, как заряжал пистолет. Оружие было при нем, так как ранее в тот вечер он его вроде разбирал и чистил.

В ходе расследования проведено амбулаторную комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу, а через 4 месяца стационарную экспертизу.

Согласно заключению амбулаторной экспертизы, майор в момент преступления находился в состоянии временного расстройства душевной деятельности (реакция «короткого замыкания»). По психическому состоянию не мог осознавать свои действия и руководить ими.

В свою очередь стационарная экспертиза установила, что обвиняемый мог осознавать свои действия, хотя и находился в состоянии выраженного эмоционального возбуждения, что существенно влияло на сознание и поведение. По степени нарушения осознанного контролируемого поведения это идентично физиологическому аффекту.

При амбулаторной экспертизе психологическое освидетельствование проводится один раз, без длительного экспертного стационарного наблюдения. Стационарная же экспертиза заключается в длительном наблюдении за лицом в условиях медицинского стационара. При этом, кроме клинических применяются также экспериментальные методы исследования. Поэтому суд отдал предпочтение именно выводу стационарной экспертизы.

Статья 116 Уголовного кодекса предусматривает ответственность за умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, внезапно возникшего вследствие противозаконного насилия, систематического издевательства или тяжкого оскорбления со стороны потерпевшего.

В этом случае возбужденное психологическое состояние майора, хотя и возникло внезапно, но не связано ни с насилием, ни с издевательствами и оскорблениями со стороны Томашука. Поэтому суд не видит оснований для переквалификации ч.1 ст.115 на ст.116 Уголовного кодекса.

Однако суд учел как смягчающие обстоятельства искреннее раскаяние и совершение преступления в состоянии выраженного эмоционального возбуждения. Такое эмоциональное возбуждение у обвиняемого возникло неожиданно в ответ на реальную угрозу жизни его лично и его подчиненных из-за действий потерпевшего. Обостренное чувство опасности, реальный опыт боевых потерь, ощущение, что мало времени, и он не успевает предотвратить опасность, привело к резкому нарастанию катастрофических ожиданий и эмоционального возбуждения.

Несогласие обвиняемого с квалификацией его действий не влияет на искренность раскаяния, поскольку это является правом человека.

В день вынесения приговора майор все еще не возместил отцу убитого материальный ущерб. Но суд считает, что возмещение вреда может только дополнительно указывать и подтверждать факт искреннего раскаяния, но не является главным условием для его доказательства. Кроме того, в судебном заседании обвиняемый пояснил, что обращался к потерпевшему с предложением возмещения и предлагал отдать свой земельный участок и деньги, но они не пришли к согласию относительно размера возмещения. Поэтому суд делает вывод, что обвиняемый пытался и принимал меры для исправления ситуации.

В итоге суд назначил наказание ниже, чем предусмотрено законом за данное преступление – 5 лет лишения свободы.

В 2017 году майор содержался под стражей около 7 месяцев, после чего суд отдал его на поруки военнослужащим воинской части А2167. Период предварительного заключения ему будет засчитано как день за два, то есть считается, что он уже отбыл 1 год и 2 месяца своего наказания.

Гражданский иск отца убитого бойца суд удовлетворил наполовину, присудив взыскать с обвиняемого 150 000 гривен компенсации.

Приговор еще может быть обжалован в течение 30 дней.

To Top