Как Коломойский выводил деньги из Приватбанка – расследование американского журналиста

Коломойський виводив гроші з Приватбанку

Как Коломойский выводил деньги из Приватбанка? Ответ на этот вопрос дал американский журналист-расследователь, подробно описав схему. Он назвал эту аферу одной из самых грязных и самых больших в истории.

А саму схему очень заплутаную и простой одновременно, передает NNS, ссылаясь на Главком. Расследование «Американская клептократия» вышло в Соединенных Штатах 23 ноября. Автором книги стал журналист-расследователь Кейси Мишель, а предисловие написал эксперт Atlantic Council Андерс Ослунд.

Книга уже доступна на сайте «Амазон». В книге подробно описаны два кейсы масштабного отмывания грязных денег в США, один из них – это история аферы Коломойского с Приватбанком, которую автор считает одним из крупнейших відмивань грязных средств в истории. В частности, в книге детально описана технология вывода денег из Приватбанка через оффшорные юрисдикции.

В книге американского расследователя дана детальная ответ на вопрос, как Коломойский выводил деньги из Приватбанка Расследователь в книге пишет: «После национализации Приватбанка у власти в Киеве возник один вопрос: куда делись все деньги? Как позже выяснили следователи и судебные финансовые эксперты, финансовая пирамида Приватбанка была – как много других финансовых пирамид – очень запутанной и максимально простой одновременно. Ключом к успеху финансовой пирамиды Приватбанка стал так называемый «Теневой банк» или «Банк внутри банка». И объясняет: «Вот как работала эта схема, по свидетельствам украинской и американской власти.

После того, как Приватбанк ввел в систему последний раунд депозитов от украинцев, которые ничего не подозревали, внутренний «кредитный комитет», в состав которого входили ставленники Коломойского, собрал заседание, чтобы обсудить использование средств, поступивших. Впрочем, вместо того, чтобы быть независимой командой бухгалтеров и финансовых экспертов, которые стоят на страже интересов банка, этот внутренний кредитный комитет имел одно задание: превратить эти деньги на займы для широкого круга фиктивных компаний, связанных с Коломойским (а также его олигархическим партнером Геннадием Боголюбовым)».

Геннадий Боголюбов и Игорь Коломойский Кейси Мишель пишет, что для них не был важен смысл этих займов или сомнения в отношении таких операций в целом. Все, что имело значение, – это их подпись и то, чтобы, как позже описывало этот процесс Министерство юстиции США, они «просто нажимали кнопку «одобрить» каждый раз, когда получали заявку на кредит от компании, связанной с Коломойским. Не то чтобы у сотрудников кредитного комитета был большой выбор. «Если работники высказывали несогласие, они теряли свои бонусы, их задача передавали другим или просто увольняли», – позже сообщило Министерство юстиции.

Автор книги пишет: «Такие последствия особенно тяжело воспринимались еще и потому, что Приватбанк платил самую высокую зарплату в регионе. Как сказал один из сотрудников, одобрение этих займов было столь же ожидаемым, как «открыть дверь и зайти в офис». Но просто предоставлять кредиты подставным компаниям Коломойского было бы слишком очевидно (Олигарх мог быть жадным, но вряд ли глупым). Вместо того, чтобы хранить кредитные средства, его компании перенаправляли эти займы на отдельные счета, открытые в отделении Приватбанка на Кипре – в средиземноморской стране, которая сама по себе является пресловутой офшорной гаванью».

Как показал один из анализов, эти фиктивные компании «оперировали миллиардами долларов, которые заходили на их счета и выходили из них», несмотря на то, что «компании не занимались предпринимательской деятельностью, не имели активов, операций или сотрудников и были фиктивными юридическими лицами, которые создавали, чтобы отмывать деньги». Зато они «существовали исключительно для того, чтобы воровать» деньги украинских вкладчиков, которые доверяли Приватбанка, отметили в Министерстве юстиции.

В то же время Кейси Мишель пишет, что и счета в кипрском банке не были последним шагом аферы. Кипрское отделение разделяло и снова объединяло денежные суммы кредитов, разбрасывая их на несколько счетов, смешивая, сливая и переплутуючи средства настолько, что на момент окончания этого процесса уже невозможно было понять, какие суммы можно привязать к конкретной ссуды. «Получалось, будто деньги разделяли на атомы, а потом снова собирали в нечто совсем иное – абсолютно не відстежувану сумму, которую олигарх мог затем использовать для собственных целей. До этого момента методы были относительно просты.

Грязный банк, предоставляющий кучу кредитов инсайдерам, затем раскидывает их среди фиктивных компаний, скрывая источник средств: такое делали много раз – в Мексике, Экваториальной Гвинее и в любом месте, где олигархи контролируют основные финансовые рычаги. Но у Приватбанка и Коломойского было несколько нововведений, которые выделяли их из массы», – пишет автор книги. И объясняет: «Первое – это время, за которое все провернули. При условии достаточного фокусировки, офшоринг может быть довольно быстрым процессом: несколько телефонных звонков, несколько подписанных документов, несколько кликов, подтверждающие переводы и чистые деньги миллионами вернутся к вам за несколько недель или даже дней, если повезет.

Однако ПриватБанк действовал с гораздо большей скоростью. Если сравнить, то это выглядело будто награбленные средства забросили в блендер, нажали на кнопку, и вуаля: через несколько минут миллионы грязных денег перемолотые в чистые средства, идеально доступны для потребления, без всякой возможности отличить, чем они были до того. Если все ранее известные схемы вывода денег в офшоры занимали недели, у Коломойского на это уходили минуты».

Напомним, бывшие владельцы Приватбанка Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов вывели из него $5,5 млрд через филиал банка на Кипре. Схема позволяла скрывать факт исчезновения денег, поскольку Национальный банк Украины рассматривал кипрский филиал Приватбанка так же, как и его национальные филиалы. Чиновники не обнаружили, что деньги переведены на Кипр, выводятся из Украины. Финансовые регуляторы на Кипре или не смогли выявить, что банковские переводы на общую сумму $5,5 млрд были подкреплены фиктивными контрактами, или не приняли необходимых мер, чтобы это остановить.

To Top