Крупное всеукраинское издание «Сегодня» подготовило статью о Никополе. А точнее, о его старой части и купеческим подземельям. Она называется «Подземная жизнь Никополя: в тайных ходах под городом ищут богатства купцов и соляной подвал»

Материал с фото Nikopolnews публикует без купюр.

Для зручності завантажте на телефон мобільний додаток сайту. завантажити

Никополь — это городок на берегу Каховского водохранилища. Промышленные пред­­приятия-гиганты, парк "Электрометаллург", советские бетонные инсталляции, зеленое море старых каштанов и акаций — и дивный центр XIX века постройки. Узкие улочки, лепнина, ставни: здесь, не тратясь на декорации, можно снимать фильмы о сытой купеческой жизни, которую помнят здешние колонны, арочные ворота и роскошные подземелья.

Выборы гетмана и квартал купцов

Владимир Байдуков, менеджер БФ "Никополь туристический", любитель-краевед, встречает нас у красно-белого здания бывшего банка, а теперь медучилища. Говорит, мы — в самом сердце старого Никополя: тут были Думская улица, казацкая церковь, разобранная, по слухам, коммунистами по бревнышку (вероятно, они пошли на здание горкома партии). Банков 120—150 лет назад в городке было не меньше, чем сегодня: коммерция процветала. На набережной стояла гостиница, там встретил будущую жену Елену Гольдину молодой Леонид Утесов, а известный борец Иван Поддубный — ученицу-силачку Агафью Завидную.

"Там, где сейчас дамба и Каховское водохранилище, были плавни, — показывает Владимир. — А чуть дальше — остров Орлова с песчаными пляжами".

В начале ХХ века Никополь был популярным курортом, а пляж на острове Орлова входил в топ-20 лучших пляжей Российской империи. Весь Никополь XIX века умещался, можно сказать, на набережной. Но зато какой! Купеческие дома, доходные и с магазинами. Городок развивался за счет торговли и отдыхающих. Река рядом, недалеко — порты Одессы и Херсона, и по Днепру сплавляли зерно.

"Где сейчас ступеньки к памятнику на дамбе, раньше была Хлебная пристань", — рассказывает Владимир.

До XVII века здесь стояла Никитинская Сечь — та, что приняла беглого Богдана Хмельницкого. Здесь в апреле 1648 года казаки избрали его гетманом. Сечь потом перебралась в Чортомлик, а из поселка Никитино разросся Никополь. Слева от пристани — дом купца Цепелинского с магазином на первом этаже. Неподалеку — его коллеги (и первого избранного городского головы) Якова Ветчинкина. Целая улица Екатеринославская купеческих домов с бизнесом на первом этаже выводила к большой Базарной площади. Мясо-колбасные лавки Самойленко, магазины Суханова, Баклана, Цодинова. Магазин "Метизы и хозтовары" купца Гланца и "Обувь" купца Ключарева, ювелирная лавка Харитонова и галантерейная лавка Свирского. Информацию о них краеведы собирали по крупицам. Но остались легенды, например о купце Ерлашове — местном "Илоне Маске".

"Он за свой счет в городе построил телефонную станцию, электричество провел, — говорит Байдуков. — По тем временам то был "космос".

Или о купце Самойленко, чьи подземелья теперь демонстрирует экскурсантам магазин "Катруся". Купец успешно торговал сырами, мясом, колбасами, салом. Неприятности доставлял ему только старший сын.

"Картежник, пропойца. Мотал деньги почем зря, — рассказывает местный историк-краевед Сергей Тороп. — Отец воспитывал его так: когда после очередного запоя сын являлся домой, оставлял ему на пороге ведро, удочку и сетку".

Это означало, что блудного сына на некоторое время выгоняют из дому, оставляя ему не рыбку, а удочку — самому зарабатывать. 

Под землей: тоннели и город

"Начали исследования с бывшей Екатеринославской, — рассказывает Байдуков. — Родилась версия — есть общий подземный туннель с ответвлением к пристани".

Здания, под которыми хотелось бы покопать, сегодня в руках у частников. Некоторые завалили свои подвалы, перекрыли входы, чтобы не возиться. У других просили позволения на осмотр. Начали с заброшенного дома у самой бывшей пристани. В советское время тут вытрезвитель был.

"Бывший сотрудник рассказал, что обнаружили как-то ход, ведущий в две стороны, — говорит Байдуков. — Спросили у милиции: "Что делать?" И получили команду наглухо перекрыть".

Сегодня подземелье бывшего вытрезвителя — жуткое место. Горожане сваливают туда мусор, там развелись крысы, но исследователям пришлось спуститься и поискать ходы. Пригласили из Кривого Рога команду поисковиков Dungeon, любителей подземелий и пещер. Спелестологи приехали целой командой и целый день проверяли локации, о которых удалось расспросить очевидцев, старожилов Никополя.

"Многие рассказывали: "Вот в детстве я спускался в подвал, а по туннелю до такой-то точки доходил, — объясняет Владимир Байдуков. — На основании этих воспоминаний и строились примерные маршруты". Даже специалистов с георадарами приглашали — искать в стенах подвалов пустоты. День работы — сотни долларов. Но удалось установить, где есть хоть какой-то смысл копать. "В одном месте вся команда день трудилась, несколько тракторов земли подняли, чтобы понять — хода нет", — рассказывает, как дались раскопки Владимир.

Подвалы всех домов по линии улицы до Базарной площади очень похожи. Тот же градус изгиба сводов, кладка один в один, высота и постройка на одном уровне. Есть мнение, что купеческие подземелья некогда были единой системой. Чтобы разгрузить эту часть города, например. Старинные панорамные фотографии доказывают, что улица и площадь были забиты телегами, торговцами, товарами. А под землей можно было свободно доставлять грузы с пристани. Звучала и версия, что подземелья — бывшие казацкие катакомбы, которые со временем купцы приспособили под хознужды.

"Магазины — разного времени постройки, а подвалы — одного, — говорит Байдуков. — Экспертиза показала — кладка XIX века". 

Хозяйские подземелья — обжиты, местами даже с вентиляцией. Идеально ровные своды и мощные стены. Слуховые окна заложены, ниши (или проходы) в стенах — тоже.

"Четко видна разница: царский кирпич и советский, — показывает на стену Владимир. — Один тип помещения, только разделен советской кладкой. Будто разбит на части".

К счастью, советский кирпич крошится легко. А до революции строили на века: в раствор добавляли желток и еще какой-то секретный компонент.

"Чтобы выдолбить кусочек старой кладки, взяли бур, который берет советскую с одного удара, — рассказывает Владимир. — Новый слой сняли за 5 минут. А купеческий три часа долбили".

Он не делился мельче, чем на глыбы из 3—5 кирпичей.

Загадки старых подземелий

Центр площади — рынок-пассаж. Некогда светлый, двухэтажный, как одесский. Сегодня он в полуразрушенном состоянии, но подвалы — шикарные.

"Горожане почему-то уверены, что в них хранится сказочный запас соли, — смеется Владимир. — Нас постоянно спрашивают: "А вы нашли тот соляной подвал?".

Волонтеры копали и вручную, и экскаватором — соли не нашли, городскую легенду развенчали. Но наткнулись на ходы. В некоторых местах стены уже кто-то долбил.

"Мы лабиринты ищем, а люди — сокровища, — объясняет гид. — Купцы любили ценности в стенах прятать".

Не одну неделю копала команда фонда, прежде чем нашла туннели. Один шел вдоль улицы, второй — ее пересекает. У входа в подземелье — памятник жертвам массовых репрессий. После революции тут размещалось НКВД: ходят слухи, что в одном из подвалов на стенах сохранились выцарапанные имена узников. 

Усадьба купца Тимофеева, торговавшего фарфором, занимала целый переулок Телеграфный: особняк, магазин, хозпостройки, дом для прислуги... Где-то здесь, по всем данным, была точка входа в общий большой туннель, связанный с другим концом старого города, старой церковью и пассажем, считают исследователи. У бывшего дома прислуги, который после революции стал ГОП (городское общежитие пролетариата), а потом перешел к педучилищу, команда поисковиков потела целый день. Но лабиринта не нашли — только загадочные ступеньки на уровень вниз. А еще бутылки из-под вина с редкими клеймами и железки.

"Но ход был. Не зря же подвал бетоном при Союзе залили", — говорит Владимир. Стеклотары, гирь, хомутов и подков накопали на месте бывшего конного двора. Нашли клейменые кирпичи, никопольские и британские, завода Королькова, а еще ход в ледник. "Тут будет музей почтовой станции и конного двора", — говорит Владимир.

Как применить просторное подземелье под велоклубом, пока неясно. Но стены подвала уже прощупали черные копатели: в нескольких местах ломом проверяли — просто ниша или ход?

Особняк Тимофеевых вот уж 17 лет в частных руках. Бизнесмен Виталий проводит экскурсию по своим владениям.

"Дверь резная, старинная, мне за нее 500 долларов предлагали, — показывает на входе. — Кафель под ногами тоже дореволюционный, итальянский, не снимал — берегу".

Перила тоже еще тех времен. Пока дом пустовал, их украли.

"Грамотные люди вывезли, не на металлолом, — говорит хозяин. — Сам лично их нашел, разобрался и вернул перила на место". Подвал здесь — хоть танцуй. Виталий говорит, на одну только ручную расчистку тысячи долларов потратил. Думал ресторан здесь обустроить: в городе еще несколько лет назад отдыхающие не переводились, мест в отелях не хватало. В одном из таких подвалов рядом немец-инвестор ночной клуб обустроил. "А потом война. Для кого теперь ресторан делать?" — вздыхает.

И хвалит: на века раньше строили. Все продумано — подвал сухой, на гранитном утесе. И раритетами напичкан.

"Находили тут рецепты на лекарства старинные на иврите. Пузырьки зелененькие, — перечисляет Виталий. — Рабочие полы снимали — горсть монет нашли".

Владимир подводит к угловому дому на бывшей Екатеринославской. Не дому, дворцу! Два этажа роскошных стен со следами былой красоты: то ли театр, то ли графское поместье.

"Особняк купца Гусева, жемчужина старого Никополя", — говорит наш гид.

На элементе декора дата — 1902. Держится хорошо, несмотря на то, что с 80-х на "реконструкции" и медленно гибнет. Под крышей и на верхней галерее буяют многолетние деревца.

"Целый сад вырос, — жалуется Байдуков. — Но конструкция внутри массивная, еще лет 100 простоит".

Чтобы спасти особняк, никопольский фонд пытается наладить сотрудничество с немецким, предлагает сделать зданию ревитализацию. У горвластей руки до старого города, застывшего в XIX веке, не доходят. Приватизация исторических зданий проходила 20—30 лет назад, говорит исполнительный директор фонда "Туристический Никополь" Олег Фельдман. Город мог бы по закону заставить нерадивых владельцев памятников ухаживать за ними.

"Но ведется только переписка, — говорит Фельдман. — А их нужно штрафовать, пока не займутся защитой объектов от разрушения".

Еще можно отреставрировать в складчину — за счет бюджета и владельцев зданий, уверен Фельдман.

"Никополь внесен Кабмином в Реестр исторических населенных пунктов. У него колоссальный туристический потенциал, — говорит он. — Своими силами пока планируем Музей подземелий (с баром аутентичных наливок), подземные экспозиции по всему маршруту, первый в мире Музей дверных молотков".

"И чтобы фотозона была, снимки старинные, — описывает планы Владимир. — Спускаешься в подземелье и видишь, как жили купцы".

Автор: Администратор
×

Поширюючи у соцмережах,
ви допомогаєте нам!

Догори