Никопольская плодородная земля с шикарной природой и трудолюбивым населением всегда считалась лакомым кусочком. Ею во времена Российской империи нередко награждали за заслуги перед царем именитых людей. О том, кто из дворян и земледельцев имел угодья на нашей земле, Nikopolnews  узнал из увлекательной статьи никопольчанина Сергея Торопа «Дворяне и земледельцы нашего края», опубликованной в паблике Никополь Исторический в ФБ.

Итак, к числу наиболее именитых и известных дворянских родов, владевших землями на территории современного Никопольского района, без сомнения, следует отнести Герсевановых, - пишет Сергей Тороп.

Для зручності завантажте на телефон мобільний додаток сайту. завантажити

- Первые документальные упоминания о Герсевановых относятся к началу 1722 года, когда они перешли в подданство Российской империи и были приняты на военную службу. В то время, после триумфального завершения Северной войны (1700-1721 годы) и подписания Ништадского мира со Швецией, Петр I, реализуя стратегию «южных морей», задумал военный поход, целью которого было овладение Персией и получение выхода к Индии и Индийскому океану. Его союзником стал грузинский царь Вахтанг IV, владениям которого угрожали набеги, как со стороны Турции, так и со стороны Персии (Ирана). Во главе влившихся в объединенную армию грузинских и армянских отрядов (дружин) стояли местные удельные князья, среди которых были и Герсевановы. В архивных документах хранились две грамоты, подписанные Вахтангом IV и подтверждающие дворянское достоинство Гавриила и Георгия Евсеевича Герсевановых. Известно, что они принимали участие в совместных боевых действиях под Баку, Дербентом и Гиляном, входили в состав подразделений полковника Шилова, атаковавших по приказу Петра I Мазендеран и Астрабад, что вынудило Персию просить о мире. В сентябре 1723 года с посланцем сына персидского шаха Хуссейна Тохмасибом в Санкт-Петербурге был заключен соответствующий договор. О Герсевановых не забыли, щедро одарив их наградами и землями.

При императрицах Анне Иоанновне, Елизавете Петровне и Екатерине II представители данного дворянского рода сделали успешную карьеру, как на военной, так и на государственной службе. Известно, что еще Гавриилу Герсеванову, за многочисленные заслуги были дарованы российское дворянство, герб и имения в Харьковской и Полтавской губерниях.

После победы над Османской Турцией и присоединения «Полуденных земель» представителю этого рода, полковнику Николаю Герсеванову, в Никопольской волости принадлежало село Ивановка на реке Базавлук. Согласно статистическим сведениям начала XX века в селе Ивановке насчитывалось 8 домов, «число лиц мужеского пола – 21, женского – 25», работала одна ветряная мельница. В хозяйстве имелось 14 повозок, из которых только 4 были упряжными. Стада насчитывали 40 быков, 9 коров и 60 овец. Общая площадь земель составляла 1500 десятин, из которых на посевы приходилось 40 четвертей ржи, 7 четвертей ячменя, 5 четвертей овса и 3 четверти проса.

Николай Борисович Герсеванов

Интересно, что отец Николая Герсеванова, Егор Павлович Герсеванов, сделал карьеру не на военной, а на гражданской службе. С 1787 по 1794 годы он занимал пост председателя общественной палаты Екатеринославского наместничества. Одно время, исполняя также функции предводителя уездного дворянства. К моменту выхода в отставку Егор Герсеванов имел чин коллежского советника. Его жена была дочерью князя Мусхерова – соседа отца Егора Герсеванова по Новомосковскому уезду, где во владении семьи Герсевановых находились села Сокольское и Богатое. Известно, что один из представителей этой ветви дворянского рода, Николай Борисович Герсеванов, по примеру многих своих предков избрал карьеру военного. В период Крымской войны 1853-1856 годов он исполнял обязанности генерал-квартирмейстера сосредоточенных на полуострове войск, получил в награду золотое оружие и вышел в отставку в звании генерал-майора. 

Современное село Лошкаревка


Из старинного грузинского рода, переселившегося в Российскую империю во времена Персидского похода Петра I, происходил и действительный статский советник Сергей Лазаревич Лошкарев, которому на территории современного Никопольского района принадлежало расположенное на реке Базавлук селение Лошкаревка. Согласно статистическим документам конца XVIII века в нем насчитывалось 15 домов, проживало 70 мужчин и 68 женщин, работали две ветряные мельницы. В хозяйстве имелось 15 повозок, 1 упряжная и 21 шалевая лошадь. Стада рогатого скота составляли 52 быка, 42 коровы и более 200 овец. Площадь всех земель составляла 3000 десятин, из которых на посевы приходилось 50 четвертей ржи, 15 четвертей ячменя, 60 четвертей овса и 2 четверти проса.

Сергей Лазаревич ЛошкаревСергей Лазаревич Лошкарев

Сергей Лошкарев сделал блестящую карьеру на дипломатической службе при императрице Екатерине II. Долгое время он состоял переводчиком посла в Османской империи Обрезкова, став участников многих происходивших в Константинополе событий. Среди задач, стоявших перед Обрезковым и его помощниками, было обеспечение интересов и беспрепятственной торговли купцов на Нижнем Днепре и в Турции, получение прав на свободную торговлю по всему Черному морю, чему всячески препятствовали турецкий султан и союзный ему крымский хан. В письме от 15 ноября 1764 года Обрезков указывал: «Время такого положения наших политических дел при Порте мы поставляем за удобнейшее пресечь споры и трудности начатых крепостных строений и одержать торговую навигацию на Черном море».

Среди этих «строений» был и будущий Славянск-Никополь, сама идея строительства которого, как и перенесение Сечи к Никитиному Перевозу, вызывала у хана и султана приступы ярости, грозя каждый раз стать поводом к началу новой войны. В конце концов, таким поводом стал мелкий приграничный инцидент, когда небольшой дозорный отряд запорожских казаков случайно перешел турецкую границу. Султан тот час же приказал арестовать посла Обрезкова, что привело к новой русско-турецкой войне, которая тянулась с 1768 по 1774 год. Во время ареста Обрезкова Лошкарев фактически исполнял его функции, поддерживая секретную переписку с Петром Румянцевым и Алексеем Орловым. На его долю выпала также подготовка почвы к заключению мирного договора, который был подписан в селении Кючук-Кайнарджи.

После завершения войны Сергей Лошкарев был назначен послом в Крымское ханство, где сложилась непростая обстановка. Проевропейски ориентированный хан Сегиб-Гирей, стремясь выйти из-под власти Османской Порты, начал искать сближения с Российской империей и Францией. Однако недовольные таким поворотом мурзы свергли его, избрав ханом Дивлет-Гирея – ярого сторонника Турции. В сложившейся обстановке командующий Екатеринославской армией Григорий Потемкин решил опереться на Шахин-Гирея (брата свергнутого Сегиб-Гирея), имевшего немало сторонников среди татар и ногайцев. По распоряжению «светлейшего князя» Сергей Лошкарев был назначен резидентом при Шахин-Гирее, которому, не без помощи войск Суворова и Румянцева, удалось стать ханом Крыма. Впоследствии Сергею Лошкареву удалось уговорить его добровольно отречься от престола и покинуть полуостров. После этого Лошкарев был снова отправлен в Константинополь для заключения нового торгового договора с султаном.


Среди землевладельцев нашего края было немало «новых» дворян, получивших свои титулы за заслуги в войнах с Блистательной Портой. Так, владельцем села Павловское стал капитан Петр Романович Остроухов – сын купца и дворянин в первом поколении.

Село Журавлево на правом берегу реки Соленой (в ее нижнем течении) досталось поручику Ивану Григорьевичу Богинскому, избранному в 1788 году дворянским собранием Екатеринославского уезда на должность заседателя нижнего земского суда.

Ныне затопленное водами Каховского водохранилища село Гнатовка (на правом берегу Днепра) было владением полковника Игната Ивановича Гижицкого – полкового командира Александрийского легкоконного полка.

Игнат Иванович Гижицкий

В «Ведомости статистического описания Екатеринославского уезда 1803-1807 годов» мы можем найти имена и ряда других выходцев из среды военных, а также названия принадлежавших им земельных владений в пределах Никопольской волости. Например, село Павлополье было имением отставного штаб-капитана Павла Белченко (Бельченко). В «Ведомостях» указано, что в первые годы XIX века в нем насчитывалось 10 домов, проживало 26 мужчин и 25 женщин, работала одна ветряная мельница. В хозяйстве насчитывалось 10 повозок и 4 упряжные лошади. Поголовье рогатого скота насчитывало 40 быков, 37 коров и 320 овец. Число земель составляло порядка 1000 десятин, из которых 30 четвертей приходилось на посевы ржи, 10 – ячменя, 21 – овса и 3,5 – проса.

Деревня Шишкова стала имением майора Алексея Шишкина. «Ведомости» указывают, что в начале XX века здесь было 12 домов, проживало 44 мужчины и 38 женщин, работала одна ветряная мельница. В хозяйстве имелось 17 повозок и 6 упряжных лошадей. Поголовье рогатого скота насчитывало 32 быка, 75 коров и 65 овец. Число всех земель превышало 1500 десятин. Доля посевов распределялась следующим образом: рожь – 65 четвертей, ячмень – 16 четвертей, просо – 2,5 четверти.

Прапорщику Гегеле (Гегелину) принадлежало селение Константино-Михайловка, где в начале XIX века было 17 домов, проживало 59 мужчин и 48 женщин, работали две ветряные мельницы. В хозяйстве было 30 повозок. Стада рогатого скота составляли 100 быков, 80 коров и более 1500 овец. Последних продавали на ярмарках в Никополе, их шерсть сдавали на предприятия Никополя и Екатеринослава. Площадь земель составляла 5250 десятин, из которых 50 четвертей приходилось на посевы ржи, 15 – ячменя, 15 – овса, 15 – проса.

Поручику Кримиде «и жене его» принадлежало село Ивановка, в котором имелось 30 домов, проживало 105 мужчин и 100 женщин, работали две ветряные мельницы. В хозяйстве было свыше 30 повозок, 10 упряжных и 30 шалевых лошадей. Стада рогатого скота насчитывали 110 быков и 60 коров. Особой гордостью были стада овец – свыше 3200 голов. Площадь всех земель превышала 12000 десятин! Посевы распределялась следующим образом: 145 четвертей ржи, 45 – ячменя, 40 – овса, 7 – проса.

Подпоручику Алексею Борзенкову отошло село Алексеевка, где в первых годах XIX века было 16 домов, проживали 93 мужчины и 120 женщин, работали две ветряные мельницы. В хозяйстве было 20 повозок и 8 упряжных лошадей. Стада рогатого скота составляли 40 быков, 15 коров и более 500 овец. Общая площадь земель превышала 3400 десятин, а посевы распределялись следующим образом: 100 четвертей ржи, 24 – ячменя, 15 – овса, 3 – проса. 

Среди землевладельцев земель Никопольской волости начала XIX века значились жены и наследники умерших отставных военных. Так «наследникам умершего прапорщика Ф. Боерацкого» (так дословно записано в «Ведомостях») в селе Михайловке принадлежало 20 домов, где проживало 130 мужчин и 110 женщин, работала одна ветряная мельница. В хозяйстве было 30 повозок, 100 упряжных и 14 шалевых лошадей. Стада рогатого скота составляли 60 быков, 50 коров и 200 овец. Общая площадь земель доходила до 6000 десятин, а посевы распределялись так: 100 четвертей ржи, 10 – ячменя, 30 – овса, 5 – проса. «Ротмистрши Потресовой» (так указано в «Ведомостях») после смерти мужа перешел хутор Яковлево, где было всего 2 дома, проживало 12 мужчин и 8 женщин. Стада рогатого скота составляли 8 быков, 11 коров, 100 овец. Общая площадь земель было 500 десятин, на которых возделывалось 14 четвертей ржи, 10 – ячменя, 4 – овса и 2 – проса.

Автор: Администратор
×

Поширюючи у соцмережах,
ви допомогаєте нам!

Догори